McLaren M6GT. Оживший призрак

McLaren M6GT – первый дорожный автомобиль марки. При рождении он оказался не нужен, а впоследствии – не забыт

McLaren M6GT. Сегодня McLaren известен не просто как успешная гоночная команда. Это уже вполне признанный производитель дорожных суперкаров со своим модельным рядом.

Более того McLaren 650SGT3 готовится выиграть 24 часа Ле-Мана. Повторив таким образом успех предыдущей звезды автострад от Рона Денниса и Гордона Мюррея.

Появись McLaren M6GT в серии, и на его долю мог бы выпасть успех нынешнего F1. И даже более потрясающий: Брюс МакЛарен собирался продавать свои суперкары за 6000 фунтов

Но вот что интересно, тот самый McLaren F1, один из самых фантастических в мире спорткаров, был не первым суперавтомобилем, сошедшим со стапелей McLaren.

Попытку создать дорожную ракету McLaren M6GT, не уступающую Ferrari и Ford GT 40, Брюс МакЛарен предпринял почти полвека назад.

Вид этой машины не может не ошеломлять и сегодня. Что же говорить о далеких 60-х, когда МсLaren был построен
Вид этой машины не может не ошеломлять и сегодня. Что же говорить о далеких 60-х, когда МсLaren был построен

Вдохновителем идеи Рона Денниса приступить к производству сверхмощных и запредельно дорогих суперавтомобилей, был, как ни странно, основатель фирмы знаменитый новозеландский гонщик Брюс МакЛарен.

И хотя легендарный “Киви” погиб почти двадцатью годами ранее, McLaren F1, летящий над дорогой со скоростью в 240 миль/час, носит его имя и является ни чем иным, как реализацией дерзкой мечты “сумасшедшего”, строившего на своем небольшом заводике гоночные аппараты всех мыслимых формул и классов, из желания во всем быть первым.

В конце 60-х МакЛарен попытался осуществить свою заветную идею — построить суперкар GT.

Все началось в Америке в 1967. Оранжевому «утюгу» McLaren М6 выигрывать в Штатах было уже нечего. Дошло до того, что гонки серии CanAm стали называть «Шоу Денни и Брюса».

Конкурентов у пары Халм-МакЛарен и их «Оранжевых слонов» в Новом Свете не было. В период с 1967 по 1971 год яркио-апельсиновые McLaren’ы выиграли 39 из 43-х гонок серии.

И Брюс решил покорить Ле-Ман. В 1966-м МакЛарен уже побеждал в Сартре на Ford Mk II, теперь же хотелось триумфа с собственным автомобилем.

Для начала «Киви» собрал штаб, руководство которым осуществляли Робин Херд (это его буква “Н” замыкает аббревиатуру еще не существовавшего тогда March), Гордон Коппак и Тедди Майер.

Птица киви и силуэт гоночного автомобиля - эмблема фирмы McLaren Cars. Ею украшены ступичные гайки и рулевое колесо M6 GT
Птица киви и силуэт гоночного автомобиля – эмблема фирмы McLaren Cars. Ею украшены ступичные гайки и рулевое колесо M6 GT

Херд разработал монокок для M6 CanAm – основы будущего автомобиля, и начались испытания. От детских болезней – недостаточной поворачиваемости и слабой прижимающей силы избавились на удивление быстро.

Приятели отказались от применения антикрыла, чтобы избежать обвинения в плагиате (в то время “этажерка” над задней осью была визитной карточкой Джимма Халла и его Chaparral), и ограничились спойлером.

Нос и хвост «дредноута» переделывали несколько раз, добиваясь отрицательного давления под днищем. Ни о какой аэродинамической трубе речь не шла – все проверялось на трассе. Херд с анемометром в руках усаживался на пассажирское сиденье, и «Киви» выезжал на трассу.

«Все произошло как-то буднично и просто, ‑ вспоминает Херд. ‑ К первому повороту Гудвуда мы подлетали, казалось, со скоростью миллион миль в час. Я был в ужасе. И тут прибор зафиксировал отрицательное давление. Брюс хохотал, хлопал меня по колену… Мы всего добились».

 

Но «слона» в Европу не пустили — омологировать построенный в единственном экземпляре для Ле-Мана М6 не удалось. Выход был один – наладить производство дорожной версии машины.

МакЛарен с Коппаком отправились с этой идеей на консультацию в Детройт к шефу дизайнерского отдела General Motors Биллу Митчелу, страстно желавшему заполучить Брюса для показательных заездов экзотических автомобилей GM на своем испытательном полигоне.

Домой возвращались грустными. На МакЛарена встреча не произвела впечатления, на его взгляд ничего интересного Митчел не предложил.

И Брюс решил все сделать сам. Вместе с Коппаком они слепили из глины модель будущего чуда. Все было готово: разработаны кузов и шасси, подобран двигатель и коробка передач. Пора было приступать к производству.

7-литровый Chevy V8 развивает 600 л.с. при 6500 об/мин. McLaren M6GT
7-литровый Chevy V8 развивает 600 л.с. при 6500 об/мин

После рокового июньского дня 1970 года, когда Брюс МакЛарен погиб на тестах в Гудвуде, стало ясно, что проект M6GT обречен. Приспособить шасси гоночного “утюга” к цивильной жизни обезглавленному штабу МакЛарена не удалось.

Со стапелей фабрики сошло всего два прототипа. Один из них (номер ОВН 500Н), принадлежавший лично Брюсу, был продан в Америку, другой достался английскому коллекционеру Дэвиду Профету. Кроме этих двух в мире существует всего шесть реплик редчайшего автомобиля.

Этот – собственность Найджела Халма, много лет стартующего в гонках спортпрототипов-ветеранов на грозных Lola Т70, Chevron B16 и АС Cobra.

«Реплика» в данном случае не совсем точное определение”, — считает Халм. – «Это скорее воссоздание первого GT Брюса по оригинальному рецепту. Думаю МакЛарен определенно одобрил бы нашу работу».

Успех любого рецепта – в его ингредиентах. В данном случае они высшей пробы. Автомобиль построен фирмой Trojan, имевшей свою команду F1 в 1974 году. А до этого главным продуктом кройдонской конторы Питера Эгга были McLaren’ы. Любой желающий мог заказать здесь «оранжевого слона» М6 и участвовать на нем в любых гонках.

Trojan давал возможность каждому хотя бы ненадолго стать МакЛареном или, в крайнем случае, Халмом. Сокровенная мечта Брюса осуществилась именно здесь.

Trojan построил 28 шасси под кодовым названием M6B, готовых принять в свое лоно двигатель Chevrolet V8. Гибель вдохновителя проекта оставила эти полуфабрикаты суперкаров невостребованными.

Остатки одного из них и нашел Найджел Халм в Америке: «Кузов был почти уничтожен, и нам с отцом пришлось повторить путь Брюса, строившего спорткупе из спайдера.

Небольшая фирма Specialised Mouldings, латающая мои пострадавшие в битвах Lola и Chevron, согласилась отреставрировать и это чудо. Так мечта обрела реальные черты. Я влюбился в машину с первого взгляда. И сегодня трудно поверить, что этот шедевр был построен тогда, в 1968-м. Многие зеваки в это не верят, считая его современным, а переубеждать их бессмысленно».

Семья Халмов воссоздавала М6 пять лет. Помощников хватало. Четыре года вместе с ними трудился Джимми Поттон – механик самого Реджа Парнелла — пилота первых Чемпионатов F1. Но до окончания работ он не дожил. Клайв Робинсон из Specialised Mouldings доводил кузов. Уж очень гоночным не смотря ни на что он оказался.

Отдельная история – остекление. Изготовить такое лобовое стекло из триплекса в Англии оказалось задачей почти нерешаемой, и все стекла решено было заказать в Штатах. Помучались и с колесами.

На гоночном M6 стояли 17-и дюймовые диски сзади и 10-и дюймовые впереди. Халмов устраивали только 16-и дюймовые колеса, на которые легко садились бы современные дорожные или гоночные шины.

McLaren M6GT
Найджел Халм за рулем своего детища: «Не очень просторно, но прелесть автомобилей GT совсем в другом

Как должен был выглядеть салон, не знал никто. И отделка машины стала верхом полета творческой мысли: коричневая кожа интерьера и огненно-красный кузов. Единственная современная деталь – кондиционер.

Согласитесь, не легко усидеть в кресле, за спинкой которого «родной» движок. В моторном отсеке все по тому же рецепту МакЛарена: 600-сильный 5-литровый Chevrolet V8 и коробка передач ZF.

Если бы Брюс закончил свое творение, он, наверняка тоже пришел бы к выводу, что без такого прибора в кокпите суперкара не уютно.

Гордон Мюррей сегодня известен во всем мире. И не благодаря успехам построенных им машин для команд Формулы 1, а прежде всего своим дорожным детищем McLaren F1.

Брюс МакЛарен отсутствием славы не страдал, его имя сегодня – легенда, но все-таки, закончи он этот проект, может быть не было бы смысла выезжать 2 июня 1970 года на тест, ставший для «Киви» последним?

Спидометр в машине Найджела Халма оцифрован до 200 миль в час, но хозяин не знает, какую максимальную скорость может развить его моторизованное чудо:

«И двигатель, и коробка передач великолепны. Вся машина прекрасно сбалансирована, она легка и послушна в управлении, а о лучшем ускорении трудно мечтать. Думаю, что разогнать ее до 180 миль/час совсем просто, но я никогда не пробовал».

Действительно, зачем обрезать крылья мечте и своей, и своего детского героя?

Читать еще...

Оставьте комментарий